КИНЕМАТИКА 2


Елена Лабынцева. Апатура ирис (Apatura iris). Компьютерная графика.


КИНЕМАТИКА

Опыт 3

Апатура ирис

Посвящается Максимилиану Волошину


Стихи пишутся не о том, что знаешь, а о том, что чувствуешь, о чем догадываешься. Они говорят не об объективной истине, а о том, что переживает и познает мое "я" на одной из промежуточных ступеней.

Принять происходящее и увидеть его ритмическую кривую, которая организует и движение и продвижение! ОНА училась этому у МW (Максимилиана Волошина) чувствовать мир, приходить в чувство совершенного погружения-поглощения миром. Миром, где нет предмета. Т.е. училась обращаться к… вакууму, в котором могут проявляться универсальные силы собственного глубочайшего центра. 
Она вспомнила в связи с этим свой недавний опыт. 
Нос корабля, на котором ОНА сидела, то поднимался так, что не было уже ни моря, ни земли – одно небо, то опускался в абсолютную водную стихию, где вода была лишь иной средой. Иная среда – вот, что требовалось изучить. Изучить, чтобы не испытывать страха от непривычного пространства. И это обучение происходило здесь, в состоянии полного погружения в эти стихии: воду и воздух. Почему, подумалось, и ответ не заставил себя ждать. Течение – воды, воздушных потоков, времени. И, наконец, мысли, а далее - стиха. Течение, задающее ритм, фиксирующее событие на определенной координатной оси. Эта ось, а именно – точка пересечения, и есть то самое, что ни на есть глубочайше центральное. Самое искреннее, самое сокровенное – интуитивно ощущаемое, то, что движет всеми силами духа. 
"Божественный Дух погружается постепенно в материю, постепенно отказывается от себя для того, чтобы погаснуть совершенно в безднах материи . И тогда материя, преображенная и самосознающая, начинает свое восхождение к вечному Духу. Именно здесь рождается индивидуальность, потому что сознание индивидуальности - это свойство просветленной материи".
Волошин, М. Индивидуализм в искусстве // Лики творчества. Л.: Наука, 1988, с. 260.


Историческая справка.
Индивидуальность (от лат. individuum — неделимое), неповторимое своеобразие. Идея И. возникает в античной философии прежде всего в связи с разработкой древнегреческими атомистами Левкиппом и Демокритом понятия атома, или индивида (греч. átomos, как и лат. individuum — неделимый), — как множества качественно своеобразных элементов бытия, обладающих определённой "формой" и "положением", т. е. выступающих как И. После древнеримского философа Сенеки за И. утверждается обозначение отдельного существа, которое не может быть далее разделено, не утрачивая своей специфики. В средневековой схоластике понятие И. ограничивается человеческой личностью. Начиная с эпохи Возрождения акцентирование И. отдельного человека в противопоставлении традиционным общественным связям и установлениям становится исходной точкой различных концепций новоевропейского индивидуализма. В философии 17 в. понятие И. получает наиболее полное развитие у немецкого философа Лейбница в его учении о монадах как о множестве замкнутых в себе специфических субстанций бытия. Понятие монады как одушевлённой жизненной И. используется и Гёте. Внимание к индивидуальному, в частности понимание исторических эпох как необратимых индивидуальных образований, характерно для миросозерцания романтизма и позднее для восходящей к нему по своим духовным истокам философии жизни.
Обратимся к ПОЭТУ и его индивидуальности. 
Поэт, постигая и принимая всю глубину собственных мыслей и чувств, воли и стремлений, желаний и потребностей, мотивов и интересов, становясь на этом пути тем, кто из собственной просветленной материи взывает к высветленной материи поэтического слова, сокрытого в недрах новящейся реальности, говорит на ином языке. Как если бы свет, который видят все, стал вдруг для глаза читаемым по тем цветам, которые в нем заключены. Именно так поэт, проникая в многоуровневую структуру слова, необходимого сейчас, мгновенно и точно выбирает то вневременное, что заключено в этом закодированном знаке - слово, благодаря достигнутой возможности получения мгновенного доступа к инореальности. И эта особая возможность не была бы достижимой без целостности переживающего и действующего, которая и вылепляет уникальную форму человека – ПОЭТА.


ОНА осознала, что ЕЁ опыт порожден теми же процессами, изучать который ЕЙ не только интересно и полезно, но необходимо.
Здесь, на корабле-маятнике, главным пунктом ЕЁ внимания был организованный центр, как внешний, так и внутренний, позволяющий ЕЙ оставаться в одном и том же положении при колебании корабля. Вспомнив строение тела, ОНА поняла, что актуальный интерес в этом случае должен представлять центр равновесия вестибулярного аппарата, находящийся в ЕЕ теле, а точнее, во внутреннем УХЕ, т.н. костном перепончатом лабиринте (в переводе с латинского vestibulum – преддверье). Орган восприятия положения и движения тела в пространстве должен был обучить ЕЁ не отклоняться, держать себя в состоянии равновесия или покоя. А это состояние, в свою очередь, возникает при воздействии равных, но противоположно направленных и потому взаимно уничтожающихся сил. Понимание физического колебания, творимого кораблем, перетекало в некую тренировку ЕЕ внутренней восприимчивости к изменениям-колебаниям среды. 
Это изучение физического центра предполагалось ЕЙ как некая подготовка к пониманию необходимого акта трансформации. Это было связано и с той ипостасью, которая в данный момент являлась для неё необходимой. Как удержаться в самой себе, нисходя в подсознательные проявления, причем необходимость погружения при этом рассматривалась как нечто непреложное. Уже потом ОНА нашла указание в словах Мастера (МW): 
"Нисхождение духа в материю совершается ритмическим самоограничением" 
Ритм (вспомним метроном: что он отмеряет — время, такт?). Мерность (равно- или неравно- , но мерность), т.е. то, что с появлением Времени возникает. Но появление в ЕЁ размышлениях Времени, означающего, что у всего есть начало и конец, и все подвержено изменениям, привело к напоминанию ещё одной мысли: из Хаоса происходит Время и Хаосу же противостоит. Воплощение – довоплощение – развоплощение - перевоплощение.
Сознание подбросило ЕЁ стихотворение:
Собрать себя как море слов по капле…
Воплощение. Поэт через звук и ритм, которыми он задает подачу слова, одевает время. Его сознание опосредует бытие, одухотворяет его. И поэзия, ритмизированная одухотворенность, становится приращением духовного бытия. 
Праматерь - праотец Пространство развертывает ткань, один край которой исходит от Духа, который есть свет, рожденный из единой и нераздельной Тьмы, а другой край касается тени его - материи" Волошин, М. Пути Эроса // Из литературного наследия. Т. II. СПб.: Алетейя, 1999, c.19.

Преображение творящее. Музыка. Поэзия. Изобразительное искусство. Вот что помогает преобразить Хаос в Космос. П. Валери отмечал: «Беспорядок неотделим от «творчества», поскольку это последнее характеризуется определенным “порядком”» [1], без хаоса как стихийности или случайности невозможно творчество». 
Обратимся к акварелям Максимилиана Волошина, без которых мы и не представляем его творчество. 
Ритм имманентен живописи (а речь пойдет именно о ней): холст имеет центр, диагонали, вертикали и горизонтали. Картинная плоскость изначально ритмична, заполнена собственными ритмами... 
Затем композиционная составляющая. Принято считать, что в композиции воплощены два начала — Логос как смысловое и Мелос как пластическое начало. Пластика подразумевается как ритм: акценты, планы, контуры, границы и поверхности. И этот ритм задает особый Логос. Логос Волошина - внятно обозначенная сфера НАД (потому что ещё есть ПОД ), отмеченная через опрозраченное посредством акварели пространственное тело видимой перспективы. И, конечно, планы, четко выстроенные трехмерные, включающие и Небо, занимающее почти всегда две трети рисунка. Небо как знак. Небо как дорога. Небо, зовущее и звучащее дольше, чем всё, что на переднем плане. Небо почти всегда - прозрачное. 


Именно эта прозрачность утверждает ещё раз его центральную идею изменения человека как некую непреложную составляющую его жизни и смерти. «Смерть должна "опрозрачить физическое тело до самого конца, чтобы дать ему воскресение в духе"
Мифологический словарь определяет прикосновенность Поэта к иррациональному (ср. неистовство, которое посылают П. музы, Plat. Phaedr. 244 а, 245 а; шаманский экстаз Одина и т. д.), к тому царству, к смерти. П. нисходит в царство смерти, независимо от того, идёт ли речь о реальном пребывании там, оформленном в особый мотив (Орфей, Данте и Вергилий и др.), или о нисхождении духа. П. — посредник не только между прошлым и настоящим (темпорально), но и между Тем царством и этим (локально). В этом смысле он подобен шаману (ср. образ П.-шамана) и, как и последний, несёт на себе печать иного царства. Показательно, что ирландское обозначение П. fili восходит к индоевропейскому корню *uel-, обозначающему одновременно смерть, царство мёртвых, богатство, власть. К тому же корню восходит славянский Белее, внук которого — П. Бонн. Отсюда (см. Орфей) и обращение МВ к необходимому поэтическому инструменту Поэта – Голосу.
«Голос — это самое пленительное и самое неуловимое в человеке. Голос — это внутренний слепок души.


У каждой души есть свой основной тон, а у голоса — основная интонация. Неуловимость этой интонации, невозможность ее ухватить, закрепить, описать составляют обаяние голоса.
…В стихе голос поэта продолжает жить со всеми своими интонациями.
Лирика — это и есть голос. Лирика — это и есть внутренняя статуя души, возникающая в то же мгновение, когда она создается».


Смерть и Жизнь. Душа и преображение, относящиеся к МЕТАМОРФОЗЕ(греч. превращение или принятие иного образа) человека. Вот непременное условие перехода в иное качество. Воскрешение в духе должно предваряться определенными составляющими жизненного пути: 

Для ремесла и духа — единый путь:
Ограничение себя.
Чтоб научиться чувствовать,
Ты должен отказаться
От радости переживаний жизни,
От чувства отрешиться ради
Сосредоточья воли
И от воли — для отрешенности сознанья.

Отрешенность как ощущение, или как состояние… Отрешенность предполагает наличие глубоко внутреннего процесса погружения в себя. 
ОНА знала ЭТО. Не обращая внимания на зрение, ОНА осуществляла это погружение практически мгновенно разворачивая иные пространственно-временные слои. В эти моменты, подобно последней матрешке в ряду, ОНА наблюдала себя кем-то центральным, распаковать который ещё тогда ЕЙ представлялось невозможным, кем-то смыслопорождающим и совершенно необходимым для процесса, именуемого жизнь. Это и был (название пришло позже) - Центральный отражатель, который ни на минуту не отпускал процесс взаимообмена внешнего с внутренним. 

Когда же и сознанье внутри себя ты сможешь погасить —
Тогда
Из глубины молчания родится
Слово,
В себе несущее
Всю полноту сознанья, воли, чувства,
Все трепеты и все сиянья жизни.

И опять возникла ассоциация с бабочкой. Вот что обнаружила ОНА позднее.
Крылья бабочек "покрыты оптическими чешуйками. Нижняя часть чешуек пигментирована; пигмент не пропускает свет и тем самым придает большую яркость интерференционной окраске. Лучи света, проходя через прозрачные чешуйки на крыле, отражаются как от их внешних, так и от внутренних поверхностей. В результате два отражения как бы налагаются и усиливают друг друга (правда, возможен и обратный эффект, когда два отражения гасят друг друга). В зависимости от толщины чешуек и коэффициента преломления происходит отражение света с определенной длинной волны (все остальные лучи поглощаются пигментом). 
Наружная поверхность крыльев покрыта тысячами и тысячами крохотных тонкослойных зеркал-чешуек, и каждое такое крохотное зеркальце отражает свет определенной длины волны. В результате возникает совершенно потрясающий эффект отражения необыкновенной яркости". 

Бабочка Максимилиана Волошина. Образ, в который воплотилась идея - переливница - Apatura iris - семейство нимфалиды. 
Она рисовала её так же быстро, как и первую, Маринину. Но материал был другой. Это были карандаши, которые оставляли за собой дорожки цвета. Стилизация крыльев и только одно почти похоже на настоящее. А на других – горы, вода, и волосы, как на его автопортрете, объемно-ребристые. Рисовала, а в уме проносились строчки:

Мне было сказано:
Не светлым лирником, что нижет
Широкие и щедрые слова
На вихри струнные, качающие душу, —
Ты будешь подмастерьем
Словесного, святого ремесла,
Ты будешь кузнецом
Упорных слов,
Вкус, запах, цвет и меру выплавляя
Их скрытой сущности, —
Ты будешь
Ковалом и горнилом,
Чеканщиком монет, гранильщиком камней.
Стих создают безвыходность, необходимость, сжатость,
Сосредоточенность...

Apatura iris… Почему именно она?
Ирис. Этот цветок олицетворяет силу Света и надежду. Часто изображается в форме fleur de lis. В Египте ирис – символ силы. В Древней Греции символизирует Ириду, психопомпа и посланницу богов.
Ирида – в греч. мифологии быстрая, крылатая вестница богов, сходящая на Землю по радуге.


Радуга же имеет очень важное, как оказалось, значение именно в этом контексте. ОНА вспоминала, что радуга представляет собой различные излучения, из которых слагается солнечный свет. Вспомнила искаженную концепцию перечисления цветов радуги, которые все знают с детства. Суть её сводилась к тому, что голубой или т.н. «индиго», является ошибочным замещением "седьмого луча", т.е. «… луча "центрального" или "осевого", который "проходит сквозь солнце", и что последний, не являясь таким же лучом, как другие, не может быть изображаем, как они. Седьмой член является цветом не более, нежели центр является направлением; но подобно тому, как центр является первоначалом, из которого проистекает все пространство с шестью направлениями, должно существовать и первоначало, от которого производны шесть цветов и в котором они синтезированы. Им, стало быть, может быть только белый цвет, который на самом деле "бесцветен", как точка лишена "измерений"; он не усматривается в радуге, как и "седьмой луч" не присутствует в геометрическом изображении; но все цвета — это лишь производные от разложения белого цвета, точно так же, как направления пространства являются лишь развитием возможностей, заключенных в изначальной точке.
Он есть принцип всех основных, которые без него никак не могли бы существовать. Но он же есть и последний в том смысле, что все остальные в конечном счете возвращаются в него: соединение всех цветов восстанавливает белый цвет, породивший их. И точка, и свет, и Первоначало не зависят от своих проявлений. А "седьмой луч" есть "Путь", которым бытие, пройдя цикл проявленности, возвращается к непроявленному и действительно соединяется с Первоначалом, от которого, однако, и в самой проявленности никогда, кроме как иллюзорно, не отделялось» - гласит Рене Геннон.
Радуга же, являясь отраженным светом, полностью включала в свой символический образ и идею перехода, и идею отражения, и идею силы Света. Мифология и здесь подкрепила интуицию.


Поэзия MW – бабочка Apatura iris. ОНА.. Объединяющая в одно целое все женские ипостаси, пронизывающая их единой стихией жизни, восходящей к мифологической матрице - fleur de lis – поэзия Мастера раскрывала в высветленных знаках женских образов-символов (Европа, Кассиопея, Деметра, Гера, Афина, Луна, Астарта)некую экзистенциальную данность. Через этот многомерный образ выявлялась и ЕЁ ипостась, объяснялось то многое, что ОНА разбирала САМА в СЕБЕ, не проецирую ЭТО ни на кого другого, лишь на символику, нисходящую к ней как откровение. 
Так, высвобождаясь
От власти малого, беспамятного «я»,


Увидишь ты, что все явленья —
Знаки,
По которым ты вспоминаешь самого себя
И волокно за волокном сбираешь
Ткань духа своего, разодранного миром.

С жрецом объединяет П именно творчество, делание.. Воспроизводя мир, П., как и жрец, расчленяет, разъединяет первоначальное единство вселенной, устанавливает природу разъятых частей через определение системы отождествлений и синтезирует новое единство, оба они борются с хаосом и укрепляют космическую организацию, её закон. И П., и жрец воспроизводят то, что некогда сделал демиург (культурный герой), с их помощью преодолеваются знтропические тенденции, элементы хаоса изгоняются и перерабатываются, мир космизируется вновь и вновь, обеспечивая процветание, богатство, продолжение в потомстве (при этом П. выступает одновременно как субъект и объект текста, как жертвующий и жертва).

Отсюда и образ бабочки.
Крыло Apatura iris покрыто своеобразными углублениями, стенки которых голубые, а дно - желтое. Поскольку эти образования очень малы, человеческий глаз не может различить истинные цвета крыльев. Они могут мерцать и переливаться различными оттенками. Это происходит в результате того, что свет по-разному отражается от слоев кератина на крыльях бабочки. Свет, попадающий на крылья бабочек, рассеивается, проходя через ячейки диаметром всего в 100 микрометров. Насекомые используют такое строение крыльев и для изменения их цвета и для уменьшение нагрева. Используют для сияния крыльев. 
Так и поэт, чтобы просиять алмазным светом высшей мудрости, несет в себе всю полноту сознанья, воли, чувства, «все трепеты и все сиянья жизни». 

Но знай, что каждым новым
Осуществлением
Ты умерщвляешь часть своей возможной жизни:
Искусство живо
Живою кровью принесенных жертв.
Ты будешь странником
По вещим перепутьям Срединной Азии
И западных морей,
Чтоб разум свой ожечь в плавильных горнах знанья,
Чтоб испытать сыновность и сиротство
И немоту отверженной земли.


"Через шестьдесят шесть символических ступеней звериного естества, через 666 различных видов страстного огня должен пройти божественный дух, чтобы просиять алмазным светом высшей мудрости, которая в единой руке соберет все нити физической природы и сделает человека действительным, верховным повелителем ее"36. 11из переписки с Письма М. А. Волошина к А. М. Петровой. 1911 - 1921 гг. // Из литературного наследия. Т. II. СПб.: Алетейя, 1999, с. 121-122.


Душа твоя пройдет сквозь пытку и крещенье
Страстною влагою,
Сквозь зыбкие обманы
Небесных обликов в зерцалах земных вод.
Твое сознанье будет
Потеряно в лесу противочувств,
Средь черных пламеней, среди пожарищ мира.
Твой дух дерзающий познает притяженье
Созвездий правящих и волящих планет...

Тождество П. и жреца влечёт за собой представление о магической силе П. [ср. П.-шаманов, библейского Давида, игрой на гуслях успокаивавшего Саула, когда того тревожил злой дух, легенды об Орфее, завораживающем животных, деревья и скалы, Вяйнямёйнене, П. — шамане и чародее, слагающем заговорные руны, гусляре Садко, Франциске Ассизском, обращающемся с проповедью к животным и птицам, библейских П., служащих перед скинией, приносящих воинам победу (ср. 1 Парал. 6, 32, 2 Парал. 20, 21), ирландских фи-лидов — П. и ворожеев-предсказателей и т. д.].


Когда же ты поймешь,
Что ты не сын земле,
Но путник по вселенным,
Что солнца и созвездья возникали
И гибли внутри тебя,
Что всюду — ив тварях, и в вещах — томится
Божественное Слово,
Их к бытию призвавшее,
Что ты — освободитель божественных имен,
Пришедший изназвать
Всех духов — узников, увязших в веществе,
Когда поймешь, что человек рожден,
Чтоб выплавить из мира
Необходимости и разума
Вселенную Свободы и Любви, —
Тогда лишь
Ты станешь Мастером.


ПОЭТ — создатель священных текстов. В Индии мудрец-П. Вья-са почитался составителем собраний вед и пуран, творцом «Махабхараты», основателем веданты и т. д. Отдельные мандалы «Ригведы» или группы гимнов приписываются полулегендарным родам певцов-брахманов или отдельным певцам (Вишвамитре, Вама-деве, Васиштхе, Бхарадвадже, Грит-самаде, Готаме, Канве, Нодхасу и др.), автором «Рамаяны» считают Валъмики.
Священных текстов создатель – Максимилиан Волошин стал и для НЕЁ Мастером. Стал Учителем! 


И ЕЙ Необходимо, видимо, было тогда, в Коктебеле, куда ОНА приехала отдыхать, не пойти! в его дом-музей, а попробовать на себе выталкиваемость воды в прибрежном море (экскурсовод сообщил, что соленость воды здесь самая высокая на Черноморье). Да, тело летало в море, как в воздухе, невесомой тончайшей тканью. Там ОНА, отдаваясь волнам, приняла и некое состояние - без мысли, без слова, только тело, колеблемое стихией. 
Приняла, чтобы пойти дальше...

Комментариев нет:

Отправка комментария